Head

Представители Фонда приняли участие
в Гордоновской конференции
по биологии старения

Лос-Анджелес (США)
(15—20 февраля 2009)
GordonConf

Poster

Постер комплексной междисциплинарной программы научных исследований
«Наука против старения», представленный на конференции Фондом «Наука за продление жизни».

Скачать в формате PDF (150 kB):

 

Г

ордоновская конференция (Gordon Research Conference) под названием «Биология старения» проходила в г. Вентура, штат Калифорния с 15 по 20 февраля 2009 года в отеле «Four Points Sheraton / Holiday Inn Express».

Фонд «Наука за продление жизни» представил на конференции свою инициативу разработки программы «Наука против старения» в рамках постерной сессии. Постер Фонда, а также рабочая версия программы в виде буклета на английском языке вызвали большой интерес у ряда ученых и представителей NIA (Национальный институт старения США).

Организаторами конференции выступили Дженет Лорд (Janet Lord), Памела Ларсен (Pamela L. Larsen) и Давид Синклар (David A. Sinclair). Дженет Лорд (Университет Бирмингема, Великобритания) специализируется в изучении сигнальных путей иммунных клеток и в разработке терапии старения иммунной системы. Памела Ларсен (Университет Техаса, Сан-Антонио, США) занимается генетикой старения C. Elegans (daf-2). Дэвид Синклар открыл геропротектор резверотрол. Предполагается, что резвератрол запускает те же гены, что ограничение калорийности диеты, то есть активирует сиртуины.

Вице-председателями конференции выступили Ана Мария Куэрво (Ana Maria Cuervo), Рафаэль де Кабо (Rafael De Cabo) и Пиддер Янсен-Дюр (Pidder Jansen-Duerr).
В конференции приняли участие более 100 специалистов, изучающих биологию старения в разных областях, включающих генетику, иммунологию, фармакологию, различные метаболические пути. Акцент ставился на рассмотрении воспаления как плейотропического эффектора патологии.


GordonConf
На фото: участники конференци
Слева
направо
Ряд 1: Heidi Scrable, V. Hugh Perry, David Kipling, James Nelson, Rita Effros, Dennis Taub, Janet Lord, David Sinclair, Pamela Larsen, Ana Maria Cuervo, Rafa De Cabo, Ian Deary, Gro Amdam
Ряд 2: Peter Nelson, Leonard Guarente, Luigi Ferrucci, Kyung-Jin Min, Mahtab Jafari, Rolf Bodmer, Claudia Gravekamp, George Martin, Nir Barzilai, Yishai Levy
Ряд 3: Janko Nikolich-Zugich, Etienne Baulieu, Leanne Jones, La Dora Thompson, Chiao-Nan Chen, Pabalu Karunadharma, Stacy Hussong, Deborah Ferrington, Arne Akbar, Kenneth Kaloustian, Alexander Buerkle, Elizabeth Kovacs, Andrea Maier
Ряд 4: Michael Blackney, Atanu Duttaroy, Enid Neptune, Catherine Clarke, Chitty Chen, Sunita Sharma, Theresa Operana, Elisa Carra, Kazuo Tsubota, Bita Nakhai, Ann Ehrenhofer-Murray, Aubrey De Grey, Mahadev Murthy, Robert Pazdro
Ряд 5: Bishnupriya Kar, Tamara Tchkonia, Eugenia Wang, Mark Wagner, Roger Mcdonald, Holly Brown-Borg, Huber Warner, Antonio Caballero Reyes, Karin Scharffetter-Kochanek , Gunter Lepperdinger, Jae-Ryong Kim, Judit Pongracz, Krisztian Kvell, Rebecca Fruge Ряд 6: Holly Van Remmen, Kevin Lee, Jill Kreiling, Claudia Cavadas, Estela Medrano, Isabel Arnold, Felipe Sierra, Federica Madia, Min Wei, Claudio Torres, Tae Ho Lee, Kevin Perrott, Ichiro Saito, Yuki Kujuro, Manuel Serrano
Ряд 7: Monica Driscoll, James Kirkland, Pamela Witte, Bernard Perbal, Graham Pawelec, Anshu Agrawal, Priya Balasubramanian, Beth Jamieson, Norbert Dencher, Toshihide Kurihara, Shunsuke Kubota, Masaichi-Chang-Il Lee, Christine Loh, Michael Basson, Lourdes Maldonado
Ряд 8: Gordon Lithgow, David Finkelstein, Maria Konovalenko, Jeremy Tilstra, Fernando Gomez, Claudette Davis, Tohru Minamino, Stavros Manolagas, Rachel Watson, Sam Schriner, Athena Lin, Daniel Keppler, Hang Zhao, Ippei Shimizu, Etienne Regulier
Ряд 9: Marc Tatar, Christian Sell, Dieter Manstein, Ingrid Van Der Pluijm, Joris Pothof, Siu Sylvia Lee, William Frazier, Cecile Blaustein, Maria Almeida, William Orr, Uta Schmidt-Strassburger, Hyojin Lee, John Williams, Rebecca Fuldner, James Harwood, Barbara Logan, Ioakim Spyridopoulos, Anatoly Yashin

Среда, Февраль 18, 2009

Доклад Йана Диари (Ian Deary), профессора дифференциальной психологии в Университете Эдинбурга был посвящен исследованию возрастных изменений когнитивных функций людей, учавствовавших в Шотландских исследованиях Интеллекта (Scottish Mental Surveys) 1932 и 1947 годов. Он установил, что общие интеллектуальные способности влияют на метаболический синдром через образование. Факторы потери когнитивных функций: генетические вариации, курение, диета, окружающая среда, физическое здоровье, статус APOE e4. Также профессор Диари показал, что ген ADRB2 ассоциирован с более высоким IQ у 70-летних пациентов.

Профессор Хайди Скрэббл (Heidi Scrabble, Университет Верджинии, США) в своем докладе говорила о механизме возрастного разрушения оси гормона роста. В своей работе она рассматривала гипоталамус как место образования новых нейронов у взрослых особей. У животных с повышенной активностью p53 наблюдается пониженная пролиферативная способность нейросфер. Активированный p53 уменьшает рост нервных стволовых клеток. Нейросферы гипоталамуса дают начало как глиальным клеткам, так и нейронам. Профессор Скрэббл работала со старыми мышами (возраст 30 месяцев) и обнаружила, что уровни p53 и p21 повышены у этих особей, значит, эти клетки сенесцентны. В качестве биомаркера сенесцентных клеток был использован SA-bGAL. Было обнаружено много сенесцентных клеток в зоне гипоталамуса (в отличие от зоны бокового желудочка). Таким образом, сенесцентность клеток гипоталамуса является причиной невозможности заменять поврежденные нейроны. Ответом на вопрос, что можно сделать для предотвращения потери пролиферативной активности зоны гипоталамуса, по мнению Хайди является восстановления уровней MGF (Mechano Growth Factor) у старых животных до уровня молодых. Профессор Скрэбл заметила, что экспрессия MGF пропадает с возрастом, но ее можно индуцировать.

Профессор Хью Перри (Hugh Perry, Университет Саусгэмптона, Великобритания) рассмотрел связь восспаления ЦНС и развитие патологий. Активированная агрессивная микроглия вносит вклад в патогенез. Количество клеток микроглии в гиппокампе возрастает у мышей с болезнью Альцгеймера через 13 недель после заболевания, именно тогда мышь проявляет изменения в мозге. Микроглия секретирует вещества, которые индуцируют апоптоз поврежденных нейронов. Хронические нейродегенеративные процессы и старение ЦНС приводят к ответу врожденной иммунной системы. Системное воспаление переключает иммунный ответ с легкой на агрессивную форму, что приводит в ускоренному патогенезу.

Леонард Гуаранте (Leonard Guarente, MIT) говорил о благотворном влиянии активации SIRT1 на болезни Альцгеймера и Хантингтона. В первом случае амилоидные бляшли накапливаются из-за APP (Amyloid Precursor Protein). У траннсгенных мышей с активированным SIRT1 было обнаружено уменьшенное накопление бляшек. SIRT1 может влиять на синтез APP. В случае болезни Хантингтона замечено, что BDNF (Brain Derived Neurotrophic Factor) улучшает выживаемость нейронов и формирование синапсов. У нормальных мышей уровни BDNF ниже, чем у мышей с органичением калорийности питания. Предполагается, что SIRT1 активирует BDNF.

Доклад Кеннета Уолша (Kenneth Walsh, Университет Бостона) был посвящен ожирению как «ускоренному старению». Избыточная жировая ткань производит повышенные уровни TNFa, резистина и IL-6, что наносит вред организму. Какая же ткань вырабатывает вещества, способные защитить организм от этого влияния? Профессор Уолш показал, что это скелетные мышцы. Он вывел линию мышей с повышенной экспрессией Akt1 в мышцах. У этих мышей сильно развиты мышцы 2 типа b, которые отвечают за силу, быстрое сокращение. Энергетическим субстратом для этих мышц является глюкоза, регуляторы – PI3K и Akt. Все особи (и люди в том числе) теряют эти мышцы с возрастом. Akt сигнальная ось в мышцах улучшает функции пожилых особей. Наращивание мышц 2 типа b у тучных мышей уменьшило массу жира. Мыши с нарощенными мышцами 2 типа показали улучшение параметров метаболизма, их уровни лептина нормализовались. Также показано, что у жирных мышей с активированными мышцами 2 типа b с возрастом не разрушалась печень. Именно печень изменяет фенотип, благодаря чему и сжигаются жирные кислоты.

Джуди Кампизи (Judith Campisi, Buck Institute, Институт Бака) описала фенотип секретирующих сенесцентных клеток («арестованных» клеток). Как известно, для развития онкогенеза необходимы мутации и особенное окружение ткани. Мутации возникают в результате ошибок репарации ДНК. Рассматриваемый фенотип (SASP) вызывется сильным повреждением генома. Характеристики SASP: пластичный (различается в зависимости от генотипа, типа клетки, вида животного), активный (сектретируется много различных факторов), наблюдается в культуре и in vivo, замедленная реакция на повреждение ДНК. Такие сенесцентные клетки весьма активны. Они секретируют провоспалительные цитокины, ростовые факторы, ангиогенные факторы, также они подавляются иммунный ответ (путем выделения MMP, матриксных металлопротеиназ, которые очищают поверхность клетки от рецепторов натуральных киллеров). Благодаря такой активности эти клетки вызывают старение и канцерогенез в окружающих тканях.

Доктор Дэнис Тауб (NIH,NIA, Балтимор, США) описал возможное воздействие на возрастную инволюцию тимуса. С возрастом функциональные области тимуса уменьшаются в размере (что вызывает пониженное производство Т-лимфоцитов), а жировой слой наоборот растет. Жировая ткань появляется, скорее всего, из-за дедифференцировки мезинхимальной стромы в адипоциты. Однако жир тимуса не вырабатывает лептин. Облучение, вирусные инфекции, химия терапия, ограничение калорийности питания, воспаление, старение, все это приводит к атрофии тимуса. Также негативно влияют на тимус такие агенты, как LIF, IL-6, OSM. Возможные вмешательства: IL-7, KGF, стероидная блокада, стволовые клетки и трансплантаты, ингибировнаие воспаления, гормоны гипофиза. Доктор Тауб отметил, что гормон роста вызывает тимопоэз. Гормон роста увеличивает количество клеток тимуса у старых, однако, не у молодых мышей, также оно уменьшает количество жировых клеток в тимусе (в коре и в медулле). В качестве возможного агента, вызывающего синтез гормона роста был рассмотрен грелин, так называемый гормон голода. Он благотворно влияет на анорексию, адипогенез, иммунную систему, связывает GHS-рецепторы, но вызывает кахесию (общее истощение). Грелин не повышает уровни IGF-1. Введение грелина вызывает увеличение количество клеток тимуса и их размер у старых, но не у молодых мышей. Также повышается количество предшественников Т-клеток в тимусе и костном мозге.

Профессор Лин Джонс (Salk Institute, Сан Диего, США) рассмотрела связь окружения стволовых клеток яичек дрозофилы и их пролиферативной активности. Ключевыми компонентами ниши являются апикальные гнездовые клетки (hub-клетки), к котырым крепятся стволовые клетки. Это постмитотичные соматические клетки. С возрастом наблюдается уменьшение синтеза сперматогония, уменьшение количества hub-клеток, а также уменьшение молекул, с помощью которых происходит прикрепление стволовых клеток и молекул-сигналов самовозобновления. Старые ниши могут быть не способны заставлять самовозобновляться пересаженные в такую нишу стволовые клетки. Однако поддержание жизнедеятельности ниши можно генетически модифицировать. Также профессор Джонс высказала предположение, что может происходить селекция тех стволовых клеток, пролиферативная активность которых не зависит от факторов самовозобновления ниши.


Copyright © 2009-2010 Благотоворительный фонд поддержки научных исследований «Наука за продление жизни»