Head

Российские ученые обсуждают первую версию программы «Наука против старения»

Круглый стол
16 октября 2008 года
 
Kav С нашей точки зрения, структурирование программы должно быть не поэтапным, а параллельным процессом
 
Kav Даже не зная причин старения, но, зная, в чем заключается программа продолжительности жизни, как ее регулировать, можно добиться успеха
 
Kav ...мы должны осознать, кто что умеет делать, обобщить и преложить конкретные проекты, которые сегодня могут быть реализованы
 
П

ервая рабочая версия программы «Наука против старения» обсуждалась 16 октября 2008 года на круглом столе, организованном фондом «Наука за продление жизни» совместно с агентством «Информнаука».

В обсуждении приняли участие известные российские ученые, представляющие различные области науки – геронтологию, молекулярную биологию, генетику, нейробиологию, математическое моделирование, нанотехнологии. Многие из них привлечены фондом к созданию отдельных разделов программы.

Kr_stol_01
На фото: Владислав Баранов – заведующий лабораторией пренатальной диагностики наследственных и врожденных болезней ГУ НИИ акушерства и гинекологии им. Отта, главный специалист Санкт-Петербурга по генетике, член-корреспондент РАМН, профессор.


Чтобы план исследований стал эффективным инструментом, он должен быть правильно структурирован. Именно структура стала главной темой обсуждения. По мнению создателей, она должна быть многоуровневой.

«В самом начале была выбрана методология подхода по разным направлениям, когда мы выбрали специалистов разных областей, которые очертили проблемы в своей области, – изложил свой подход руководитель общественной организации «Наука за увеличение продолжительности жизни» Михаил Батин. – В итоге мы получаем множество различных «кусочков», формирующих картину старения, и которые на следующем этапе могут быть структурированы по разным уровням организации живой материи: молекулярному, субклеточному, клеточному, органно-тканевому, системному, популяционному. Затем мы отбрасываем этот дисциплинарный подход и формируем системную модель изучения старения. Здесь уже не будут смешиваться явления разного порядка, а будут вскрываться причинно-следственные связи. После того, как модель будет построена, в ней можно выделить «горячие точки» и обозначить проекты для конкретного выполнения. С нашей точки зрения, структурирование программы должно быть не поэтапным, а параллельным процессом. То есть, мы будем пытаться сразу строить ее по всем уровням организации научных задач».

Михаил Батин подчеркнул, что эта программа строится, исходя из идеальных условий, как если бы все силы мировой науки были брошены на эту проблему. Однако из нее вытекает «программа-минимум», когда на пути достижения сверхзадачи решаются менее масштабные, конкретные проблемы – например, борьба с возрастными заболеваниями.

Одним из ключевых моментов дискуссии стал вопрос о приоритетах – нужно ли выделять их в программе, или необходимо изучать все.

 

Kr_stol_02
На фото: Константин Северинов (справа) – руководитель группы регуляции экспрессии генов мобильных элементов прокариот Института молекулярной генетики РАН, доктор биологических наук и Михаил Дубина – заведующий лабораторией бионанотехнологий СПб Ф-Т НОЦ РАН, руководитель отдела молекулярно-генетических технологий СПб ГМУ им. акад. И.П.Павлова, член-корреспондент РАН..

«Я считаю, что приоритеты необходимы, – заявил руководитель группы регуляции экспрессии генов мобильных элементов прокариот Института молекулярной генетики РАН, доктор биологических наук Константин Северинов. – Например, малые интерферирующие РНК – это большая, активно развивающаяся область современной биологии, она имеет отношение ко всему. Нужно обозначить более важные и менее важные области».

С ним не согласился руководитель лаборатории молекулярной радиобиологии и геронтологии Института биологии Коми научного центра Уральского отделения РАН, доктор биологических наук, один из авторов представленной версии программы Алексей Москалев.
«В сегодняшних взглядах на науку есть уже устоявшееся противоречие: одни говорят, что все надо изучать только на молекулярно-клеточном уровне, из которого как следствие вытекает все остальное. Другие – что все дело в системных изменениях, а остальное является их следствием. А мы придерживаемся той точки зрения, что все происходит параллельно на разных уровнях, происходит их взаимопроникновение. Исходя из этого, приоритеты выделить сложно», – возразил он.
По мнению разработчиков, нужно не «спасаться с тонущего Титаника, а сделать так, чтобы Титаник не тонул, и всех, кто на нем плывет, призвать участию в спасении корабля».

Михаил Батин, подводя итог первого раунда обсуждения, аргументировал эту позицию тем, что «помимо многогранности проблемы существует и многогранность подходов, гипотез и потенциальных решений». Поэтому нужно рассматривать с некоторыми допущениями и «неправильные» теории, потому что нам важнее не пройти мимо «правильной». По его мнению, на сегодняшний день «наука еще не в состоянии сказать: это – так, а это – не так».

О тех гипотезах, подходах и решениях, которые на которые важно обратить внимание и не упустить при составлении программы участники говорили во втором раунде обсуждения, – уже исходя из тех областей исследований, в которых они работают.

По мнению Елены Терешиной, руководителя лаборатории липидного обмена Российского геронтологического научно-клинического центра, фактически старение связано с метболизмом углеводов и жиров в организме.

«Готовясь к сегодняшнему заседанию, я просмотрела классификацию генов, ответственных на старение у человека, и выяснилось, что в основном это гены липидного обмена и протеинового комплекса, инсулинорецепторов, – пояснила она. – Поэтому надо сравнить генную и метаболическую сеть, выделить их центральные узлы и посмотреть, где они соприкасаются в плане старения человека».

 

Kr_stol_03
На фото: Владислав Баранов – заведующий лабораторией пренатальной диагностики наследственных и врожденных болезней ГУ НИИ акушерства и гинекологии им. Отта, главный специалист Санкт-Петербурга по генетике, член-корреспондент РАМН, профессор, и Владимир Анисимов – председатель Геронтологического общества РАН, руководитель отдела канцерогенеза и онкогеронтологии НИИ онкологии им. Петрова, профессор.

Продолжил эту тему Алексей Москалев, уже с позиций генетики:
«Мы не должны забывать о том, что помимо программы старения, существует и программа продолжительности жизни, и здесь как раз можно найти точки соприкосновения между метаболизмом и генетической регуляцией. Все организмы существуют в определенных условиях, которые меняются – количество и вид пищи, тепловой режим и т.д. Нервная система воспринимает сигнал об изменившихся условиях внешней среды, и организм переключает свой метаболизм через генную экспрессию, и переходит в режим повышенной стрессовой устойчивости. Гены-кластеры продолжительности жизни «включают» гены устойчивости к стрессу, но при этом подавляется синтез структурных белков, метаболических ферментов, то есть энергия экономится для того, чтобы организм перешел на другой режим. Здесь мы можем получать эффекты продолжительности жизни, достигать их в экспериментах на животных с помощью включения-выключения генов-регуляторов. Если мы это все изучим, то мы, во-первых, могли бы попытаться тренировать умеренными стрессами наш организм, а с другой – фармакологически их регулировать гены-переключатели. Даже не зная причин старения, но, зная, в чем заключается программа продолжительности жизни, как ее регулировать, можно добиться успеха».

Заведующий лабораторией пренатальной диагностики наследственных и врожденных болезней ГУ НИИ акушерства и гинекологии им. Отта, главный специалист Санкт-Петербурга по генетике, член-корреспондент РАМН Владислав Баранов приблизил участников к реальности и рассказал о том, что уже делается в его лаборатории и других научных учреждениях страны в плане раннего выявления и профилактики возрастных заболеваний. Он отметил, что помимо так называемых «генов биологических часов», о которых говорил Алексей Москалев, есть другая большая группа, называемая «генами предрасположенности». Их набор каждый человек при рождении получает от родителей, и в какой-то момент они реализуются в организме в виде «слабого звена». Сейчас во всем мире идет оживленный поиск таких генов для каждого заболевания. Практически для каждой болезни известна ее генетическая подоплека – от 50 до 150 генов.

Профессор Баранов сообщил, что в его лаборатории разработан биочип, с помощью которого в организме можно выявить гены, ответственные за наследственную тромбофилию.

Член-корреспондент РАН, руководитель лаборатории нейробиологии памяти Института нормальной физиологии РАМН Константин Анохин, выступая, практически сконструировал раздел программы. Посвященный высшей нервной деятельности.

«Если бы я составлял этот раздел, – заявил он, – я бы разделил его на две темы. Первая – роль мозга в регуляции старения целого организма, вторая – старение самого мозга. Подробнее остановлюсь на второй теме. Мы знаем случаи, когда соматически здоровый организм вдруг начинает быстро стареть в отношении нервной системы, и это часто приводит и к соматической смерти. Мы знаем случаи, когда люди с нормальной динамикой физического старения демонстрируют феномены интеллектуального долгожительства. И мы знаем некую среднюю составляющую, которая, если принять ее как данность, не выглядит оптимистично. Последние исследования показывают, что все интеллектуальные способности человека, за исключением словарного запаса, начинают падать в 22-23 года. Это норма, но нельзя ли повлиять на нее? Не случайно недавно принятая американская стратегическая инициатива «Нано-био-инфо-когно» (NBIC) имеет подзаголовок «В сторону расширения человеческих способностей». Речь идет об улучшении того, что считалось раньше нормой. Например, когнитивных функций и состояния памяти – процесс, характерный для нормального старения.

В отношении этих трех групп-направлений я бы задал следующие вопросы: 1.Что происходит в каждом случае? 2. Что сегодня можно сделать? 3. Что известно?»

Известно, кстати, как сообщил Константин Анохин, не очень много. Например, смерть нервных клеток во взрослом мозге исследована мало. Это область гораздо менее популярна, чем другая, – рождение клеток. Мало изучены потенции вообще стволовых клеток в мозге, можно ли воспользоваться стволовыми клетками для предотвращения старения мозга, каким-то образом повлиять на клеточный цикл.
Профессор Анохин предположил, что многие возрастные заболевания нервной системы связаны не со смертью клеток, а с потерей связей между ними, и можно не восстанавливать клетки, а восстанавливать нарушенные связи. Он рассказал, что сотрудникам его лаборатории удалось показать, что эти разрушенные связи можно реконструировать, и, в частности, возвратить те индивидуальные воспоминания, которые были полностью потеряны.

 

Kr_stol_04
На фото: участники рабочей встречи.

Во втором раунде также приняли участие Михаил Дубина – заведующий лабораторией бионанотехнологий СПб Ф-Т НОЦ РАН, руководитель отдела молекулярно-генетических технологий СПб ГМУ им. акад. И.П.Павлова, член-корреспондент РАН, Сергей Киселев – руководитель лаборатории генетики стволовых клеток и клеточных технологий Института общей генетики РАН, Александр Болдырев – профессор МБЦ МГУ, Василий Новосельцев – главный научный сотрудник Института проблем управления им. В. А. Трапезникова РАН.

Итог подвел председатель Геронтологического общества РАН, руководитель отдела канцерогенеза и онкогеронтологии НИИ онкологии им. Петрова, профессор Владимир Анисимов: «С моей точки зрения, в конечном счете, все проверяется экспериментом. Эксперимент нужно строить двумя подходами – либо использовать факторы, ускоряющие старение, либо – замедляющие. Нам необходимо иметь базу для таких исследований, и такие базы в России существуют. Поэтому я возвращаюсь к своему основному посылу: мы должны осознать, кто что умеет делать, обобщить и преложить конкретные проекты, которые сегодня могут быть реализованы нашими усилиями с помощью зарубежных коллег».

Работа над программой будет продолжена, и для ее выполнения необходимо создать сплоченный коллектив ученых, который должен мыслить в унисон и рождать идеи. Михаил Батин предложил собравшимся принять участие в летней рабочей школе-сессии, а профессор Владимир Анисимов добавил, что хорошо бы представить квинтэссенцию программы на 3-м Всероссийском съезде геронтологов, который планируется в конце сентября 2009 года в Ярославле.


Copyright © 2009-2010 Благотоворительный фонд поддержки научных исследований «Наука за продление жизни»